Достучаться до собеса

 Почему социальная защита не защитила бедствующую  многодетную малоимущую семью?

Главный редактор  газеты «На волне» помог добиться назначения и выплат социальных пособий малоимущей семье, которая целый год жила без средств к существованию

Мечты юности разбились о быт

Аня Ябурова осиротела в 6 лет:  тогдаумерла мама, через год в аварии погиб отец. Девочку отдали в Березниковский Дом ребенка,  до совершеннолетия она  жила и училась в  Детском доме.

Детство и юность ее, как и у большинства воспитанников сиротских учреждений, ничем не были примечательны:  все по распорядку, питание по режиму, уроки под присмотром воспитателей, общие игрушки и куклы.  Все не свое. Только мечты были личные – о семье, детях, квартире. Ей повезло — получила квартиру.  К сожалению, не сумела создать устойчивый брак. Один  муж за десять лет деградировал  до того, что съедал даже хлеб  детей. Другой, таджик Али, сгинул в гражданской войне на родине,так и не узнав о рождении сына. Больше попыток создать полноценную семью она не предпринимала, полностью посвятив себя детям, которые, как большинство детей, часто болели и требовали материнского внимания.

Анатомия бедности

Последние три года  многодетная семья Ябуровой поочередно находится в  ситуации  крайней бедности и нищеты. Эти две беды, словно  два голодных  крокодила, упорно борются  между собой за семью.  В 2015 году семья жила на пособие несовершеннолетних детей (323 руб. 30 коп.) на ребенка. В то время Ябурова работала на полставки уборщицей.  Среднедушевой доход на члена семьи тогда составил 874,05 руб. Величина же  прожиточного минимума для семьи (одиноко проживающего гражданина) на тот период равнялась  8185,00 руб.

Росла задолженность по квартире: ей приходилось выбирать – платить за коммунальные услуги или кормить детей. Нередко ужин Анны Васильевны заканчивается чаем с хлебом, потому что дефицитное в доме мясо отдает детям.К тому же выяснилось, что от постоянного недоедания у старшей дочери развилась анемия.

За  прошедшую зиму семья один раз только ела салат из свежей зелени, огурцов и помидоров – на праздник 8 Марта.        Анна Васильевна и ее дети ходят пешком – нет средств на общественный транспорт. Только в морозы они тратят какие-то деньги на проезд.

Когда нужно удалить больные зубы, Ябурова и ее дети просят ставить бесплатный укол – новокаин, обезболивающее  времен второй мировой войны, которое почти не обезболивает. Конечно, семье помогают добрые люди: дают деньги, продукты, ношеную одежду, принесли  телевизор, компьютер, два телефона.

Как ребенку прожить на детское пособие?

Я  составил примерный  список продуктов для ребенка на сумму  пособия 323 рубля 30 копеек,  с учетом среднего возраста детей Ябуровой.

Молоко –  1 л. — 46 руб.

Творог – 350 г. — 109  руб.

Хлеб – 16 руб.

Яблоки – 1 кг., — 65 руб.

Масло – 80 руб.

Картофель – 1 кг. — 9.90 руб.

Морковь –  1 кг.- 16.90 руб.

На большее пособия не хватило.Но ведь еще нужно покупать  мясо, морепродукты?

На сколько этих продуктов  хватит ребенку? На 4-5 дней. Можно попытаться   продукты растянуть на следующие 5 дней, но наступит недоедание.  А жить  нужно еще 20 дней? Размер пособия не учитывает эти 20 дней?

Я направил в Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации информационный запрос с просьбой пояснить — на основании каких научных расчетов принималось решение об установлении величины ежемесячного детского пособия? Рассчитывалось ли  соответствие  детского организма,его энергозатраты  этой сумме?

С точки зрения здравого смысла любое пособие должно соответствовать возможным затратам. Например, командировочные  суммы рассчитываются в соответствии со средней стоимостью гостиницы, арендуемого жилья, проездных документов и суточного питания.

Вместо аргументированного ответа из министерства я получил пространное письмо, в котором на четырех страницах были перечислены льготы для многодетных, в числе которых —  освобождение от уплаты транспортного налога, приоритетное право на получение  социальной выплаты на приобретение собственной квартиры или строительство индивидуального жилого дома, дистанционные формы занятости,  работы с гибким графиком для многодетных семей, льготы при получении дополнительного образования. Здесь же сообщалось, что размеры ежемесячных, ежегодных денежных выплат индексируются  один раз в год. Как следует из официального ответа, в 2017 году  ежемесячные денежные выплаты увеличены на 5,3 процента.  Было  323,30 руб. — стало 339, 48 руб. Это значит, размер детского  пособия увеличился на 16 руб. 18 коп. Что можно купить на эти деньги? Разве что буханку низкосортного хлеба.

Конкретного ответа на свой вопрос: на основании каких научных расчетов принималось решение об установлении величины ежемесячного детского пособия одиноких матерей и рассчитывалось ли  соответствие потребностям  детского организма  этой сумме – я не получил. Еще можно  понять ситуацию, когда одинокая мама работает. Тогда детское пособие в таком размере  можно назвать вспомогательным, сопутствующим.  А если работы нет и пособие по безработице минимальное и составляет 850 рублей? Видимо,научных расчетов  никто и не проводил. Лучше бы пособие назвали подаянием. Так понятнее.

Семья могла  бы умереть с голоду

Но, если в 2015-2016 году Ябуровы, пребывая в состоянии бедности, могли относительно сносно жить, то в  2017 году в семью пришел  голод.  Они перестали  получать даже  детские пособия, которые государство платит матерям-одиночкам на содержание ребенка. В школах дети не питались. Их нельзя было отнести даже к бедным семьям, потому что к бедным относятся семьи,  доходы у которых  меньше половины прожиточного минимума. (Средняя величина прожиточного минимума    в Пермском крае за первый квартал 2017 года составляла 9619 рублей на человека).Их доход был нулевым.   Для семьи Ябуровой можно было ввести новый термин – «нищая семья».

Работники социальной защиты, зная о существовании этой семьи, о том, что они не получают никаких пособий,  а, следовательно, у них нет  законных и положенных средств к существованию,не предпринимали действенных мер по социальной защите семьи. Звучит цинично, но абсолютно точно: если бы не подаяния добрых березниковцев, эта семья могла бы умереть с голоду, что, наверняка, послужило бы поводом для различных ведомственных проверок.   Проверяющие задали бы вопросы: кто из соцзащиты персонально курировал семью, почему социальный педагог в школе, зная, что дети из  малоимущей многодетной семьи должны бесплатно питаться, не побеспокоился об организации питания? И еще с десяток специальных вопросов. Не знаю, чтобы отвечали наши чиновники чиновникам из Москвы, но оргвыводы в любом случае   последовали  бы персонально жесткие.

Из ответа, полученного нами из межрайонного территориального управления № 6  Министерства социального развития Пермского края за подписью руководителя  Л.И. Романенковой невозможно понять, по каким причинам целый год семья не получала пособий. Он больше похож на типичную отписку чиновника с нотками обиды…

Вот чем заканчивается официальное письмо:

…За семьей был закреплен куратор. Договор на социальное обслуживание Ябурова А.В. не подписывает, двери в квартиру специалисту  территориального управления не открывает…

Интересно, не вмешайся журналисты в этот процесс, что было бы с этой семьей? Я два раза днем стучался в двери к Ябуровым – мне не открыли – никого не было. Зато вечером после окончания  рабочего времени – открыли сразу – все были дома. А договор на социальное обслуживание Ябурова и рада бы подписать, да его никто ей на подпись не приносил… Вероятно, подождали перед дверями и ушли, унося неподписанный договор.

 

Что делать?

Почему же так получилось, что семья осталась без государственной поддержки?  А дело в том, что   территориальному управлению, кто осуществляет  социальную защиту  малоимущих семей, нужна была справка о  малоимущности этой семьи, которая выдается после того как единственная кормильца в семье — мама-одиночка — встанет на учет в Центре занятости.  Здесь сложность возникла в том, что  Анна Васильевна не спешила вставать на учет, не понимая, что без справки из Центра занятости не будет справки о малоимущности. И соответственно без документа о статусе малоимущих не будут назначены пособия. И так  продолжалось целый год.  Денег в семье не  было.  Молчали все: куратор, сотрудники  соцзащиты. В какой-то степени их  обиду можно понять: Ябурова – продукт детского дома – скрытна, многое недоговаривает, откладывает дела «на потом», думая, что проблема ее рассосется сама по себе.

Я убедился, Анна Ябурова —  человек для общения сложный: не каждый раз может следовать указаниям сотрудников социальной защиты, не всегда приходит на вызовы специалиста.  Но данные личностные характеристики Ябуровой не означают, что государственному органу социального обеспечения  следует прекратить всякие контакты и оставить  Анну Васильевну и ее детей  один на один с нищетой и болезнями.

— Я не понимаю, как вести себя в этих учреждениях, — говорит Ябурова. Они просят меня идти туда, где меня не принимают и где я не нужна. А в некоторых случаях дают понять, зачем нарожала кучу детей, зная, что нечем кормить? Но ведь я не знала, что муж пропадет.

Конечно, рожать или  не рожать должна решать только женщина. Ябурова совершенно не употребляет алкоголь и не относится к числу деградировавших женщин, которые в появлении ребенка видят лишь возможность получить  пособия по родам и  потратить их на выпивку.

Кстати, в Березниках — 1478  малоимущих семей, 97 многодетных малоимущих семей, где  доходы на члена семьи ниже прожиточного минимума.

Что мы сделали

14 июня я приехал  домой к Ябуровой, посадил  в машину и мы отправились  на прием к специалисту Центра занятости населения. Не понятно, почему ее куратор, получающий зарплату от государства, не могла этого сделать? Результатом поездки стала постановка на учет, назначение пособия по безработице и   направления на работу.

Затем вместе с Анной Ябуровой мы побывали в межрайонном территориальном управлении №6 г. Березники  Министерства социального развития Пермского края.

Мы достучались до этого органа социального обеспечения в прямом и переносном смыслах этого слова. Оформление документов на получение пособий, которые не могли подготовить целый год, были оформлены за несколько часов. Ябуровы получили  статус малоимущей многодетной семьи. С 1 июня 2017 года Анне Васильевне назначено пособие по малоимущности, все сопутствующие пособия за предыдущие 6 месяцев.

Пособия, которые начислили Ябуровой после вмешательства газеты:

— Ежемесячное пособие, назначаемое   маме-одиночке, в размере 357 руб. 48 коп.;

— Ежемесячное пособие на  ребенка в размере 178 руб. 73 коп.;

— Ежемесячная компенсация многодетной  семье  на каждого члена семьи по оплате  услуг ЖКХ в размере  272 руб. 82 коп.;

— Ежемесячная  денежная выплата  на  учащегося из многодетной семьи в размере 355 руб. 23 коп.;

— Ежемесячная выплата для проезда в общественном транспорте.

По нашей просьбе в службу судебных приставов поступил документ, запрещающий арестовывать пособия  для   оплаты коммунальных услуг. Дело в том, что в 2015 году  с карточки Ябуровой снимали детские пособия в уплату ЖКХ.

 

 Подводя итоги

После вмешательства нашей газеты пособия Ябуровой начисляются, дети бесплатно завтракают и обедают в школе.  Как нас уверили в территориальном управлении социальной защиты, семья Ябуровых находится под постоянным контролем управления.  Надеемся, бедность Ябуровых – временное явление. Как говорит Анна Васильевна, хоть бедность и на пороге, но надежда в дороге.

Владимир ПОТЕХИН

 

 

 

 

 

 

 

 

Читайте также:

  • https://www.facebook.com/app_scoped_user_id/1381046598683856/ Evgeny Shafer

    Такие семьи мне знакомы ещё с моих школьных лет, но тогда это были большей частью, спившиеся люди. Нынешнее время породило новую социальную группу — новые бедные. Если раньше, в 70-е годы, у человека всегда был шанс выжить , от чего — то оттолкнувшись двигаться вперёд, то сейчас у многих попросту опускаются руки. Поэтому, без ощутимой государственной поддержки, таким семьям, попросту, не выжить! Но в данной ситуации органы соцзащиты, попросту самоустранились от решения проблем этой семьи.

    • https://www.facebook.com/app_scoped_user_id/1726207744121067/ Екатерина Потехина

      Невыполнение своих должностных обязанностей работниками социальной защиты привело к тому, что семья оказалась забытой. За бумажным дайвингом не увидели людей. Больше всего в данной ситуации жаль детей, которые страдают как от лени родителей, так и от бездушия чиновников.

  • Woldemar Redkin

    Уважаемые налогоплательщики! Последние данные о прожиточном минимуме в Пермском крае. (См. вложение):
    — Величина прожиточного минимума, установленная
    постановлением правительства Пермского края за II квартал 2017 года составила 10098 руб., увеличившись по сравнению с IV кварталом прошлого года почти на 500 руб.
    Как сообщает Пермьстат, во II квартале текущего года для трудоспособного населения этот показатель составил 10804 руб., для пенсионеров — 8279 руб., детей — 10289 руб.
    Как ранее сообщал «Ъ», в IV квартале 2016 года величина прожиточного уровня на душу населения была определена в 9594 руб., для трудоспособного населения — 10 251 руб., пенсионеров — 7857 руб., детей — 9754 руб
    Увы! Местная администрация не выполняет постановления РФ!
    Отвечу словами (тезисом) Владимира Соловьева:
    …Общество, когда разрушает семью — оно разрушает себя.

  • алексей кузнецов

    Прочитав статью «Достучаться до собеса». Странная ситуация. Почему так соцзащита отнеслась к детям. Ну ладно с матерью социальный работник не нашел контакт, а причем тут дети? Целый год соцзащита не могла встретиться с Ябуровой! Это не в какие рамки не лезет. О чем думало руководство?

  • http://twitter.com/2kvpValera Valera Kozlov

    Невидимые миру слезы. Я бы так назвал эту публикацию. Потому что без слез нельзя читать историю этой семьи. Страшно, что никого не заинтересовало положение Ябуровы, как они жили целый год без пособий? Печально то, что в семье растут дети. Кем они вырастут, не получая полноценного питания, ощущая себя изгоями общества? И что это за унизительный размер детских пособий ? Пожили бы дети депутатов на это пособие, все давно было бы по другому.

  • https://www.facebook.com/app_scoped_user_id/1095879390548746/ Svetlana Ryndina

    положение семьи, конечно, ужасное. Не могу представить, как можно прожить на такие средства. Особенно жаль детей! Спасибо журналисту, который хоть как-то сумел помочь. Ведь кто-то должен выполнить работу органов соцзащиты во имя спасения семьи…

  • https://www.facebook.com/app_scoped_user_id/240288643170154/ Anna Popugaeva

    А сколько таких семей еще есть в России? И никто не хочет искать индивидуальный подход и вникать в чужие проблемы.

  • http://vk.com/id9925987 Анастасия Деменева

    Я считаю нужно наказывать рублем, те органы, которые отвечали за эту семью и должны были помочь в трудную минуту. И наказывать за это не в размере 100 руб., а тысячами (например 5 т.р). Чтобы в следующий раз они оторвали свой «зад» со стула и сделали, что обязаны делать в данной ситуации.

  • http://vk.com/id6077996 Алла Таскаева

    Обидно, конечно, что люди, несущие ответственность в этой ситуации, сложили руки и не побеспокоились о результате своей работы. Это безответственность наших органов, как, в принципе, и всей системы. Законы и правила есть. Выполнять некому.

  • http://vk.com/id6077996 Алла Таскаева

    Обидно, конечно, что люди, несущие ответственность в этой ситуации, сложили руки и не побеспокоились о результате своей работы. Это безответственность наших органов, как, в принципе, и всей системы. Законы и правила есть. Выполнять некому.

  • http://vk.com/id7267202 Наталья Москвина

    К сожалению -жестокая правда жизни и такие ситуации не редкость в наше время. Когда социальные службы закрывают глаза на ряд таких проблем, результатом бывает как правило рост преступности, беспризорности, алкоголизма и тд. Благодаря таким людям как автор статьи, у таких людей еще есть право голоса, право на справедливость, право на жизнь!!!