Летальный исход пермской статистики

Летальный исход пермской статистики

С начала этого года в Пермском крае умерли 10 беременных женщин
В Пермском крае с начала года умерли 10 беременных женщин. Но эти цифры до сих пор не обнародованы. По разным причинам. И неизвестно, будут ли обнародованы в будущем. Ведь, как показывает практика, статистика смертности в нашем регионе выдаётся порциями, в усечённом виде, а значит, не отражает существующей реальности.

Врачи ждут и надеются

В распоряжении редакции оказалось письмо, адресованное врио губернатора Пермского края Максиму Решетникову и министру здравоохранения Пермского края Вадиму Плотникову.

Подготовило его профессиональное медицинское сообщество Пермского края.

В письме сухие цифры и факты — но не те, что мелькают в многочисленных презентациях разных чиновников на совещаниях о том, как в Пермском крае с помощью передовых технологий решается проблема материнской и младенческой смертности, а с настоящими фамилиями людей, которые лечились, умерли, но не попали в официальную статистику, так как просто-напросто испортили бы её. Поэтому умерших записали в другие списки, менее показательные, с другими шифрами, чтобы не привлекать внимание.

Как объясняют врачи, чаще всего материнская смертность возникает по двум причинам: прямые акушерские, которые напрямую зависят от эффективности работы службы родовспоможения, и неакушерские при наличии патологий и других заболеваний у беременной женщины.

И по прямым акушерским причинам снизить материнскую смертность в нашем регионе действительно удалось: 2013 год — четыре случая, 2014 год — три и 2015 год — один. Но вот ведь какая закавыка: наравне со снижением материнской смертности по этим причинам смертность по неакушерским причинам одновременно выросла. Для сравнения: в 2013 году — ноль случаев, в 2014-м — один, в 2015-м — пять, за шесть месяцев 2016 года — четыре. Правда, эти цифры уже не нашли отражения в официальных отчётах.

Трудности умножения

Рост материнской смертности произошёл и в этом году — 10 (!) случаев. Причём как от акушерских, так и неакушерских причин. При этом рождаемость уже в этом году снизилась и, по прогнозам экспертов, продолжит снижаться. Но допустили пробелы в подсчётах количества смертей беременных женщин чиновники не только сейчас, но и ранее — в прошлые годы. Так, в 2015 году они вместо шести случаев насчитали только пять. Два года назад одна женщина умерла в Губахе (21.05.2015), ещё одна из Октябрьского района — в Пермской краевой клинической больнице (29.06.2015), ещё две из Березников и Чернушки — снова в ПККБ (21.07.2015 и 06.08.2015), ещё одна женщина умерла в городской больнице №2 Березников (23.11.2015) и ещё одна — в Краснокамске (16.12.2015).

В 2016 году снова просчёты: четырех пациентки из Чернушки, Березников, Большой Сосновы и Соликамска кончались в краевой клинической больнице (даты смерти: 17.03.2016, 27.03.2016, 20.04.2016 и 21.09.2016), также умерла беременная женщина из Лысьвы (в Пермском краевом перинатальном центре, 27.02.2016), ещё одна из Красновишерска (03.05.2016) и ещё одна в Перми (в горбольнице №4, 21.05.2016).

Но узнать об умерших женщинах оказалось не так-то просто. Чтобы они попали в общий реестр и не испортили статистику, им присвоили другой шифр, забыв упомянуть о беременности. Это стало возможно благодаря тому, что каждая беременная может болеть несколькими заболеваниями и, соответственно, может умереть не от осложнений беременности, а по другим причинам. При этом цепочка передачи недостоверной информации примерно выглядит так: руководитель медучреждения (совместно с патологоанатомом) сообщает, где произошёл случай материнской смертности; начальник отдела медицинской помощи детям и службы родовспоможения (параллельно с главным внештатным акушером-гинекологом) передают эту информацию министру здравоохранения Пермского края и, возможно, в Министерство здравоохранения РФ.

Фальсификация преждевременности

Как поясняют наши источники, цепочка эта не новая и работает не только в Пермском крае, но и во всех регионах. Поэтому среди чиновников гуляет шутка: мол, хочешь узнать реальную статистику, прибавь к существующим цифрам ещё как минимум 60.
В случае с материнской смертностью обнаружить факт фальсификации статистики оказалось достаточно просто. Для этого пришлось лишь запросить в краевом ЗАГСе всю статистику по смертности женщин детородного возраста за прошлый год, узнать, сколько из них было беременных, а затем по базе РИАМС «ПроМед» выяснить, какими были истинные причины их болезни и смерти.

Но, начав исправлять статистику по материнской смертности, чиновники пошли дальше и исправили также показатель младенческой смертности.

Как известно, в структуре младенческой смертности основную долю составляют недоношенные дети. Именно для выхаживания в основном недоношенных детей и созданы были перинатальные центры. Уровень преждевременных родов в нашем регионе как и в России в целом из года в год в процентном отношении остается практически неизменным.

При этом, доля преждевременных родов в Пермском краевом перинатальном центре в 2016 году снизилась на 18,8% в 2015 году и до 15,2% в 2016 году. При этом неизбежно должен был вырасти процент преждевременных родов в ЛПУ первого и второго уровней.

По мнению экспертов, тогда непонятен механизм снижения младенческой смертности: либо в ЛПУ 1 и 2 ого уровней условия для выхаживания недоношенных лучше чем в ПКПЦ, либо что-то «не совсем правильно» со статистикой МЗ ПК. В том и другом случаях масса вопросов появляется к Пермскому краевому перинатальному центру (медучреждение третьего уровня), который как раз занимается координацией работы медучреждений первого и второго уровней и ориентирован на госпитализацию и родоразрешение женщин с высокой группой риска: почему в ПКПЦ растет показатель родов беременных низкой группы риска и снижается уровень родов высокой группы риска? И если снизилось количество таких родов в краевом перинатальном центре, то где их принимают теперь? По мнению медицинских экспертов, на примере Пермского краевого перинатального центра сегодня видно, как трёхуровневая система оказания медпомощи в Пермском крае дала сбой. Координация между уровнями сегодня нарушена. И возможно, нарушена из-за того, что в медучреждении пытаются зарабатывать, принимая на коммерческой основе на госпитализацию и родоразрешение не только женщин с высокой группой риска, но и всех остальных. Возможно, что роды беременных высокой группы риска не в ПКПЦ и есть основная проблема роста МС. Много вопросов вызывает и выбранная модель 3-его уровня службы родовспоможения.

Последствия оптимизации

Много вопросов вызывает и сам факт работы краевого перинатального центра в составе Пермской краевой клинической больницы. Чтобы понять, насколько эффективна работа медучреждений, которые попали под оптимизацию и были объединены с другими ЛПУ в составе многопрофильной больницы, наши эксперты взяли показатель младенческой смертности в различных регионах страны в перинатальных центрах разной подчинённости.

Так, в 2008 году перинатальные центры, работавшие в составе других медучреждений, продемонстрировали показатель младенческой смертности на уровне 10,87 на 1 тыс. родившихся, а самостоятельные — 8,72. В 2009 году первые показали 9,94, вторые — 8,28. В 2011 году, когда произошёл резкий спад младенческой смертности, центры показали 8 против 7,2. В 2012 году — 9,65 против 8,52.

По цифрам видно, что разрыв показателей, а значит, и плохое качество работы службы налицо.

«На мой взгляд, когда больницы в Пермском крае объединяли, чиновники не подумали о том, что любая крупная больница, например Пермская краевая клиническая, используя высокий тариф по родовспоможению, будет за счёт этих денег затыкать свои собственные дыры в бюджете, а не развивать новые технологии или обучать специалистов, как это предполагалось раньше. В итоге качество работы службы резко снизилось. Поэтому перинатальные центры надо срочно отделять от больниц, чтобы они могли развиваться как отдельные структуры. Необходимо думать и об отдалённых территориях. Помните, как эта система выстраивалась изначально? На уровне муниципалитетов врачи должны были выявлять беременных, ранжировать их: каких надо наблюдать, а каких отправлять в центр. Но должное внимание не было уделено тому, что для работы необходимо ещё организовать транспорт, подумать о доставке пациентов, и на этом уровне тоже начались сбои», — говорит один из наших экспертов.

Красноречивым примером в этом случае служит история с 12-летней девочкой, которую в состоянии комы довезли до больницы в Перми, так как медучреждения не могли разобраться, в какую больницу её необходимо госпитализировать, а врачи скорой по дороге чуть не потеряли.

Кто за этим стоит

Стоит заметить, что в истории с фальсификацией статистических данных о материнской смертности фигурирует имя главного врача Пермской краевой клинической больницы Анатолия Касатова.

Как выяснилось, именно после перехода перинатального центра в Пермскую краевую больницу данные о смертности начали сильно искажаться. Кроме того, в этой больнице в августе прошлого года прошла череда увольнений: по собственному желанию со своих должностей ушли заведующий приёмным отделением, заведующий реанимационным отделением краевого перинатального центра, с мая 2016 года здесь уволились пять сестёр-анестезисток. Назначение новых людей на ключевые должности велось без согласования с руководителем перинатального центра.

В нарушение порядка №572н по прямому указанию краевого минздрава в перинатальном центре было закрыто гинекологическое отделение, а на его площадях в нарушение СанПиН были развёрнуты койки второго этапа выхаживания новорождённых при высоком риске возникновения инфекционных заболеваний.

По словам врачей, при объединении больниц в одну высокий тариф, который получает служба родовспоможения в перинатальном центре, в итоге шёл не на обучение специалистов и приобретение оборудования, а ровным слоем «размазывался» на нужды всей больницы. В той же Пермской краевой клинической больнице оснащение перинатального центра велось по остаточному принципу. Так, два аппарата cell-saver были закуплены в хирургическое отделение и один аппарат в перинатальный центр, три аппарата для электрохирургии Ligasure и ни одного в перинатальный центр.

До сих пор отсутствует в перинатальном центре и самостоятельная выездная акушерско-гинекологическая, реанимационная и неонатологическая бригады. Зато была введена дополнительная штатная должность управленческого персонала — заведующая консультативной поликлиникой — при наличии заведующей женской консультацией и заведующего отделением катамнеза, заместителя главного врача по оргметодработе и т. д.

В то же время в августе 2016 года в нарушение приказа №572н в этом же медучреждении была произведена реструктуризация с сокращением должности заместителя главного врача по акушерско-гинекологической помощи. В конце письма врачи просят организовать проверку работы краевого минздрава и Пермской краевой клинической больницы и не исключают, что в случае отсутствия каких-либо действий со стороны минздрава и врио губернатора они обратятся в Главное медицинское управление делами президента РФ.

Самым важным в данном случае они считают привлечение внимания общественности к проблеме. Ведь переписывать цифры можно годами, а вот для того, чтобы организовать качественную работу службы, придётся менять всю систему и, безусловно, тех, кто её сегодня организует.

Елена Лодыгина

Читайте также: