Шесть месяцев страха

 Первая жертва

5 декабря 2002 года в Александровске убили молодую жен­щину, мать двоих малолетних де­тей Аллу К. Оперативные работники милиции, эксперты при осмотре места происшествия вы­яснили, что убитая была сначала избита (на ее лице и теле насчи­тали 10 ударов тупым предметом), раздета, изнасилована и задушена собственной рубашкой.

По рассказам родственников, в тот день между Аллой и ее мужем, работником машиностроительного завода, произошла незначительная ссора. Чтобы как-то сгладить ее, Алла пошла встречать с работы мужа. Своего двухлетнего ребенка она оставила на попечение родителей. Домой не вернулась. Муж обзво­нил всех знакомых жены. Ее на­шли через месяц после убийства. Снег запорошил тело, и все это время она лежала в сугробе ря­дом со своим домом.

Убийства в маленьком Александровске — население 40 тысяч человек — случаются крайне редко и то по большей части на почве традиционного для россий­ской глубинки беспробудного пьянства. А такого, чтобы алкого­лики  на улице насиловали женщин, за всю ис­торию уголовного розыска в горо­де не случалось. Проверили всех лиц, ранее привлекавшихся к уголовной ответственности за преступления сексуального характера. Доминировала версия, что убийство совершено заезжим преступником и, значит, рас­крыть его будет очень сложно.

Но через полтора месяца, 21 февраля 2003 года, в гаражном массиве случилось новое убий­ство, схожее с первым: женщину избили, раздели, изнасиловали и задушили. Эксперты идентифи­цировали сперму преступника как принадлежащую одному и тому же лицу. Обе убитые жен­щины работали на Александровс­ком машиностроительном заводе. По городу пронесся слух, что се­рийный убийца намеренно выби­рает свои жертвы только среди работниц этого предприятия.

Александровск погрузился в панику: мужья запрещали же­нам задерживаться в гостях, родители не отпускали дочерей на дискотеки, администрация маши­ностроительного завода выделила специальный транспорт, который работниц развозил по домам. Мужчины, объединившись в груп­пы, ходили на завод встречать у проходной своих жен.

К этому времени над раскрыти­ем преступления уже работала бригада сотрудников уголовного розыска из Главного управления внутренних дел Пермской облас­ти. Весь личный состав Александ­ровского УВД был переведен на круглосуточный режим: днем и ночью патрулировались улицы, скверы, гаражные массивы.

По мнению следователя Александровской прокуратуры Дениса Попова, который по поручению прокурора вел расследование этого дела, за те полгода, что шел поиск маньяка, уличная преступность в Александровске резко сократи­лась. Местные хулиганы уже не могли безнаказанно и публично совершать преступления: в большинстве случаев милиция успева­ла среагировать раньше.

Прошел слух, что местные уго­ловные авторитеты объявили воз­награждение среди своих за поим­ку «урода», но братва бралась безвозмездно «загасить беспредельщика». Но это только слухи…

 

 «Почювствовал опастность и убежал…»

В ночь на 24 февраля маньяк напал на молодую женщину. Пос­ле сильного удара в затылок жен­щина упала лицом в снег. Когда преступник стал сдирать с жерт­вы одежду, показалась легковая автомашина. Она и спасла жизнь припозднившейся горожанки. Во­дитель автомашины «Нива» запом­нил, что убегавший был невысоко­го роста.

Вечером 27 февраля 2003 года маньяк вновь совершил убийство. Он уда­рил женщину кулаком в лицо, загнул за спину руку и завел на веранду детского сада. Там сильно избил, раздел, изнасиловал и за­душил шейным платком. Затем взял всю имевшуюся при убитой наличность: 50 рублей одной ку­пюрой.

Кроме трех убийств и изнасило­ваний, маньяк совершил еще семь попыток покушений на изнасило­вание, которые, по всей вероятно­сти, должны были закончиться убийством.

29 июня в 8.40 утра он ударил ногой по спине женщину, когда та намеревалась открыть двери мага­зина, где работала продавцом.

Вот как об этом эпизоде написал убийца (стиль и орфография пол­ностью сохранены): «В июне 2003 года я напал на девушку в утрен­нее время по ул. Жданова.  Она подошла к магазину охотник я толкнул ее в спину она упала воз­ле двирей, я почювствовал опастность и убежал. Все нападения я совершал с целью изнасилова­ния».

Хорошо развитый физически убийца действовал одним и тем же способом: свои жертвы он выслеживал или поздно вечером или рано утром — время, когда улицы Александровска сильно пустеют. Женщин он оглушал одним прямым ударом в лицо или в шею, после которого они обычно теряли сознание.

Задуманное не всегда удавалось. 19 апреля около 23 часов он сильно ударил в лицо и грудь стоящую у своего подъезда женщину. Она закричала, и убийца убежал. Удар был на­столько силен, что бедняжке пришлось уда­лять осколки че­тырех передних зубов.

Мужчины вы­сокого роста в Александровске были вне подозрения, а вот, завидев невысоких, многие женщины предпочитали на всякий случай перебегать на людную сторону улицы.

— Я уже и не помню, сколько раз у меня про­веряли докумен­ты,- рассказал нам местный житель, назвавшийся Прохором. — А я и паспорт сроду никогда с собой не носил… При­шлось носить.

И, действительно, глядя в суро­вое лицо невысокого, небритого и нетрезвого Прохора, тоже захоте­лось спросить у него на всякий случай документы.

—  А я очень ругала нашу милицию. Как же так, столько людей у них — и не могут поймать убийцу, который весь город запугал? — го­ворит Валентина Петровна, мест­ная жительница.

К июлю у следствия было не­сколько фотороботов преступника, составленных по показаниям по­терпевших. К сожалению, описа­ния маньяка сильно разнились. Оставалось круглосуточно патрулировать улицы.

Финал

12 июля около 5 часов утра стар­ший милицейского патруля Кон­стантин Морозов во время обхода территории услышал доносящиеся из подъезда женские крики. Там он увидел лежащую на полу изби­тую, полураздетую женщину и того, кто полгода держал в страхе Александровск.

Задержанный в предъявленном ему обвинении — убийствах, изнасиловании трех женщин и покушениях на изнасилование еще семи — сознался и охотно давал показания.

Убийцей-маньяком оказался ме­стный житель, несудимый, ни разу не привлекаемый даже к ад­министративной ответственности, рабочий железной дороги 21 летний Артем Варушкин.

Никто не мог предположить в тихом, ничем не примечательном Варушкине серийного убийцу. Год назад Варушкин демобилизовался из армии: служил в Севастополе в морской пехоте. Запрашиваемая на него у командира части харак­теристика оказалась безупречной. Заместитель командира части по воспитательной работе особо под­черкнул, что военнослужащий Ва­рушкин является отличником бое­вой подготовки и на последних стрельбах показал отличные ре­зультаты.

Мать арестованного отказалась по­верить в столь чудовищное обвине­ние, которое работники правоох­ранительных органов предъявили ее сыну.

Узнав, что я журналист, она сразу заявила:

— Над ним в армии издевались, даже разбили табуреткой голову. Он оттуда вернулся другим человеком.

Сам Варушкин отрицал, что в армии подвергался каким-либо унижениям.

Суд

Почти неделю длился суд над серийным убийцей. Все это время судья областного суда И. Швецов, государственный обвинитель, про­курор отдела государственного об­винения областной прокуратуры В. Казаринов, адвокат А. Кураев пытались понять, как обычный человек мог превратиться в чудо­вище.

Признаться, я больше не встречал краевых судей, которые бы  приглашали журналистов на процессы. Судья Швецов объяснял это так:

— Я Вас приглашаю,  потому что хочу, чтобы Вы рассказали, как пьянство, пороки людские ломают бесценные человеческие жизни. Донесите  до людей нашу гражданскую позицию…

Однажды в Березниках он выносил приговор отцу и сыну, заколовшим вилами своего зятя.

— И чего ты добился, такой ли должна быть жизнь рабочего человека? Понимаешь ли, что сломал жизнь себе, сыну, зятю, дочери? Швецов спрашивал у организатора убийства – отца семейства. Тот сидел на краешке жесткой скамьи, изредка поднимая глаза, смотрел на сына,  искал дочь. В его взгляде можно было прочитать: «Зачем я здесь? Я мужа своей дочери и отца  моего внука убить не мог»?

В течение всего судебного процесса  серийный убийца Варушкин   смотрел в окно, на  школу, в которой он когда-то учился.

На суде Варушкин заявил, что, если бы его не арестовали, то он бы продолжал насиловать и уби­вать.

Судебная психиатрическая экспертиза

Амбулаторная судебная психи­атрическая экспертиза, проведен­ная для определения дееспособно­сти подсудимого, пришла к выво­ду, что Варушкин хроническим психическим расстройством не страдает. У него нет снижения интеллекта, нарушения критичес­ких способностей. Как считают врачи, преступления он совершил в состоянии простого алкогольного опьянения. При этом его преступ­ные действия были последовательными и мотивированными. Отсутствовали признаки психоза. По своему психическому состоя­нию мог осознавать фактический характер, общественную опас­ность совершаемых преступных деяний.

Преступник так и не объяснил причину своей жестокости. На вопросы: зачем насиловал, отве­чал: хотелось интимной близости, а душил, так как боялся, что мо­гут опознать и посадить в тюрьму.

Причину своего озлобления на женщин Варушкин никому не назвал. Известно лишь, что, когда он служил в армии, его бросила девушка. Впрочем, успехом у слабого пола он никогда не пользовался. Высокие стройные девушки смеялись над маленьким щуплым, умственно не развитым Варушкиным.

Воз­можно, в этом следует искать мо­тивы ненависти к женскому полу. По крайней мере, известный российский ученый, долгое время исследующий пове­денческую мотивацию убийц-мань­яков, Ю. Антонян считает, что сексуальные посягательства  на женщин, сопровождаемые проявлениями особой жестокости, определяются не столько половыми  потребностями преступников, сколько необходимостью решения своих личностных проблем, в ос­нове которых лежит бессознатель­ное ощущение зависимости от лиц женского пола. Насилуя и убивая потерпевшую, то есть полностью господствуя над ней, он возвышается в собственных глазах.

— Жизнь этого человека как бы заканчивается, —  сказал на процессе адвокат  Варушкина.

Понял ли это сам обвиняе­мый? Наверное, понял. Пока шло следствие, он сидел в СИЗО. Его сосед по камере, обычный уголовник, узнав о преступлениях, совершенных  Варушкиным,  спасая свою «репутацию», во время ужина вылил на него кружку кипятка. Уголовника перевели в другую камеру. По воровским понятиям, если бы он этого не сделал,  сам бы стал изгоем в криминаль­ной среде. Поэтому преступник предпочел совершить новое пре­ступление, чем сидеть в одной камере с насильником.

В своей обвинительной речи в качестве меры наказания прокурор потребовал назначить Варушкину пожизненное заключение.

 Последнее слово

Заключительное судебное заседание, когда Варушкину предоставили последнее слово, было открытым. Он встал, его правая щека была обожжена  кипятком, время от времени он морщился от боли. Говорил он долго, возможно, считал, что чем дольше будет говорить, тем больше шансов получить снисхождение у судьи. Речь его часто прерывалась слезами. Убийца  плакал от жалости к себе, родители, мужья убитых женщин, вытирали слезы, оплакивая невосполнимые утраты любимых людей.

Варушкин попросил прощения  у родственников, сказал, что полностью осознал свою вину, раскаялся  и умолял не назначать ему наказания в виде пожизненного лишения свободы…

Суд согласился с доводами государственного обвинения и 24 ноября 2003 года приговорил 21- летнего Артема Варушкина к пожизненно­му заключению с отбыванием на­казания в тюрьме особого режима.

Владимир ПОТЕХИН

 

Читайте также: