Маршал Шапошников против Сталина?

 Алексей Валерьевич Кузнецов, наверняка, известен  березниковцам,  как человек либеральных убеждений, чья политическая активность пришлась на начало 90-х годов уже  прошлого столетия.  Сегодня он пишет детективы, в основном  «в стол», потому что для издания книг нужны спонсоры. В его творческом портфолио более 20 книг написанные  в жанре политического детектива и эссе. Последняя книжка «Маршал Шапошников против Сталина» также написана в жанре политического эссе. В своих выводах Алексей Кузнецов основывается на документах, точках зрения ведущих полководцев, политиков, военных публицистов, которые не всегда объективны,  и он ни в коем случае не претендует на истину в последней инстанции.

 

Начало

 

Россиян по-прежнему тревожит Вторая мировая война, так как практически у всех жителей нашей страны кто – нибудь прошел через эту войну. Особенно интересуют темные пятна, которых быть не должно. Таким пятном, как мне кажется, является начало войны,  22 июня 1941 года.

Бешенный, дикий разгром Красной Армии. К сентябрю 1941 года безвозвратные потери  составили 7 миллионов бойцов. У немцев — 300 тысяч. Темп наступления немецкой армии в начале войны, был выше, чем во Франции в 1940 году.

Как же такое  могло произойти в тоталитарном государстве, где вся и все находилось под контролем спецслужб? Где за любое неправильно сказанное слово можно было угодить в   тюрьму. Огромное количество советских войск, сосредоточенных вдоль границы,  в одночасье разгромить не возможно. Почти 200 дивизий, 11 тысяч танков, 5 тысяч самолетов. Так что же произошло? Что помешало или все-таки кто-то помешал?

Постепенно ряд наших видных историков (в частности,  А.Б. Мартиросян) пришли к выводу, что разгром в начале Отечественной войны, а именно 22 июня 1941 года, не обошелся без предательства. Историками  приведено достаточно примеров, указывающих на это.

 

Директива, которую не стали выполнять

 

18 июня 1940 года  в войска ушла директива из Генерального штаба о приведении всех войск в приграничных с немцами округах в полную боеготовность. Директива эта дошла до всех, но основная масса войск не была приведена в боевую готовность. Почему? Если это  халатность, она   не могла  быть  такой массовой. Павлов, командующий Западным фронтом, на суде показал, что он направил фельдъегерей в 4 армию с этой директивой. А командующий  4 армии Коробков ответил на суде, что ничего не получал. Вот вам и игра в испорченный телефон. Приказы о слитии бензина из баков самолетов были на аэродромах как Юго-Западного, Западного, Северо-Западного фронтов. Снимали так же танковые двигатели на профилактику. Снимали  вооружение с самолетов. Прочитал у историка Драпкина А.В. воспоминания одного  пограничника. Он рассказал следующее: за два дня до начала войны к ним на пограничную заставу (это Западный округ) приехал проверяющий полковник. Пограничники подчинялись НКВД. И приказал все пять пулеметных лент разрядить и ленты просушить (у «Максима» лента бумажная) только пограничник этот приказ не выполнил. И эти ленты через два дня очень пригодились. Этот полковник проинспектировал много застав. Кем он  был? Полковник подчинялся непосредственно Берии. Для чего это было сделано? Не понятно. Боеприпасы для артиллерийских бригад находились так далеко, что многим  с началом войны их так и не подвезли. Поэтому пушки и гаубицы: 122 мм, 152 мм, 203 мм мы просто потеряли. Всего за три месяца боев потеряно 69 тысяч орудий. Хочу напомнить, что за первые полгода 1941года  к немцам перебежали 64 военных от рядового до полковника. Кто эти люди? Что они передали немцам?

 

Еще один момент. В сентябре 1939 года, когда присоединили часть Белоруссии, Западной Украины, Молдавию и Прибалтику,  оказалась, что там железнодорожная колея на 9 сантиметров уже нашей. К тому же, она вся разбита, давно не ремонтировалось. Паровозный парк устарел, вагоны тоже и  грузоподъемность их в 3 раза меньше нашей.  А как же перебрасывать войска, боеприпасы? В то время начальником управления НКПС был Ковалев И.В.  Его послали инспектировать железную дорогу только что присоединенных территорий. Проверив все, комиссия пришла к выводу, мобилизационная  готовность железнодорожных сетей не соответствует минимальным требованиям. Запомним!!! Ковалев идет в Генеральный штаб и там его поддерживают. Да, надо переделывать под нашу колею. Они вместе идут в Кремль, но там сказали  — не до вас —  и генштабисты согласились.  И только в феврале 1941 года появилось постановление СНК и тогда военные зашевелились. Ну, и к началу войны успели сделать совсем мало.  И как перебрасывать войска? Сплошные пересадки, перегрузки, а война мобильная быстрая. Кто-то опять в Генштабе сработал грамотно.

 

Немцы были готовы перейти границу

 

Сам город Брест должны были оборонять дивизии 4 армии генерала Коробкова А.А, но с первыми выстрелами 6, 42,  дивизии отступили. Причем,  некоторые с такой скоростью, что немцы их догнать не могли. 22 танковая, принадлежащая  4 армии, стояла рядом с Брестской крепостью: танки все на виду, палатки с танкистами тоже. Она в течение часа была сметена немецкой артиллерией. Надо быть полным кретином, чтобы так расположить танковую дивизию. Но, думаю, каждый, кто увидел бы разгром этой дивизии, сказал, что это следствие  предательства. Значит, Четвертая армия без боя открыла ворота  2 танковой группе Гудериана.

21 июня 1941 года все командующие округами вечером сидят в театрах. Павлову прямо в театре  докладывает

адъютант, что немцы выдвигаются к границе, тот отмахивается от него. Понимаю, что генерал хорошо выпил. Но должен он был уже несколько ночей ночевать в своем штабе. Директива от 18 июня этому обязывает. Так, генералы  Кирпонос (Юго-Западный округ), Кузнецов  (Прибалтийский особый) тоже сидят на концерте. Получается, они все в сговоре. Недаром на суде Павлова спросили:

— Вы говорили Мерецкову, что, если немцы придут, то нам не стоит этого опасаться?

— Да говорил, — подтвердил Павлов.

-Но это был пьяный разговор.

Давайте в пьяный разговор тоже не поверим. А кто такой Мерецков? С июня по январь 1940 года —  он начальник Генерального штаба. Это вам не шутки. Правда, он был арестован ночью 21 июня1941 года. И в дальнейшем помилован Сталиным. Наверное, генералов не хватало. Кстати, Павлов всю опасность понимал, сидя в театре. Так как его подчиненный, командующий ВВС генерал Копец И.И. 19 июня 1941 года, за три дня перед посещением театра, докладывал ему, что его подчиненный, пролетел  вдоль границы округа, наблюдал и пришел к выводу —    немцы полностью готовы  к атаке и в любой момент ее начнут. Павлов промолчал. И что получатся Павлов на радостях идет в театр. А надо было все войска подымать по тревоге. Писатель и разведчик Мартиросян приходит выводу, что все-таки было предательство генералов. Первое, как мы знаем, возглавил Тухачевский или он был пущен паровозом  — это не важно. А второе кто возглавил? Все генералы встречаются на разных совещаниях, выпивают, делятся мнениями о том, о сем. Например: о репрессиях и, что в любой момент с ними может произойти.

Странности  — в Особом Прибалтийском округе или Северо-Западный фронт. Там начальник штаба Прибалтийского Особого округа генерал Кленов проходит по делу Павлова. Он бывший царский штабс-капитан его расстреляют. А командующего округом Кузнецова нет. Его понизят, он будет командовать армией и не чем себя не проявит. Это вообще странно. В Западном расстреливают Павлова и его начальника штаба Климовских и еще многих. А кто такой Климовских В.Е.? Это тоже царский капитан  — и внимание! —  окончил в 1915 Алексеевское училище в Москве. Его окончил так же и будущий маршал, начальник генерального штаба Шапошников Борис Михайлович. Климовских служил под его началом в Московском военном округе. Они были друзьями. От ареста в 1938 году  Климовских спас именно  Шапошников.

 

Заговор генералов?

 

После того как в репрессиях пала большая группа маршалов и генералов, оставшиеся затаились. Насмотревшись на весь этот разгром учиненный Сталиным не только над генералами, но и над их родственниками, я думаю, генералы решили идти другим путем. Вся военная верхушка знала, что война вот-вот начнется. Скинуть Сталина не удалось, тогда был найден другой способ. Бездействие и незаметное подыгрывание противнику. Это был самый безопасный способ навредить Сталину его режиму, то есть дать немцам свалить сталинский режим и создать новую Россию. Тем более они помнили, как Ленин по условиям  Брестского договора, заключил сепаратный мир и отдал немцам Прибалтику, Украину, Польшу и часть Белоруссии. И разговоров, я думаю, на эту тему, по пьянке или нет, было достаточно. Но  кто-то должен был умело направлять настроения военной элиты к поражению в войне?

 

Продолжение следует

Читайте также: