Единственная оппозиция

Прогулки и митинги сторонников Навального увеличивают цену либеральных игр власти.
________________________________________
Из статистики антикоррупционных митингов и гуляний в России 26 марта можно сделать, как минимум, один важный вывод: при всех неимоверных усилиях власти административно заблокировать свободомыслие граждан, при всех чудовищных затратах на «голубой экран» и содержание его «генералов», «фабрики троллей» и фейковых СМИ, отвечающих за промывку мозгов на 1/7 части суши, — демотивировать тех, кого можно было бы назвать политическим классом России (то есть попросту тех, кому не безразлично, что происходит на родине и кто и как ими руководят), не получилось.
Эти акции — главный итог политической «зимы 2016-2017», причем довольно неожиданный. Не менее интересно, как власть будет реагировать на сегодняшние события в стране накануне президентских выборов-2018. Если силовики докажут Путину, что от «оппозиции Навального» (а другой, будем честны, уже и нет) нужно избавляться любыми путями, то на России как современном государстве условно западного вектора развития, технократичном, научном, привлекательном для денег из-за границы, можно будет поставить крест. Со всеми вытекающими для нас, здесь живущих.
Если Кремль не испугается этих первых признаков большого сопротивления «промывке мозгов» и не закроет проект т. н. «управляемой оттепели» им. Сергея Кириенко, а наоборот, усилит этот эксперимент (рассчитывать на что-то большее, увы, не приходится), то нас могут ждать необычные президентские выборы, например, с участием Навального (в которые многие уже не верили — до того, как оппозиционер смог вывести в центр Москвы десятки тысяч преимущественно молодых (!) людей на запрещенную властями акцию протеста).
Если же эксперимент будет сохранен и усилен (а это вполне возможно в силу многих объективных причин, если у первых лиц страны хватит смелости на эту игру), может появиться надежда на «перестройку 2». Во всяком случае, многие дальновидные бывшие правительственные топ-чиновники вроде Грефа и Кудрина постоянно напоминают, что без изменения политических условий экономика в стране в желаемой мере не заработает. А запасы нефти и газа, как известно, не безграничны, и многие эксперты дают буквально десяток лет до начала падения России как углеводородной сверхдержавы.
С другой стороны, все помнят, чем закончилась «перестройка» для СССР и Горбачева лично. Но ведь если бы Михаил Сергеевич сам не окружал себя консерваторами, то все могло бы сложиться иначе? Большой вопрос — есть ли чувство Времени у тех, кто сегодня работает за кремлевской стеной.
Николай Ульянов , главный редактор
ИА «Росбалт»