Тихая война за деньги и умы

 Служу России!

Записки контрразведчика

Когда  распался  СССР и  рухнул «железный занавес» с Западом,  в Верхнекамье,  всегда представлявшее повышенный интерес для иностранных разведок, устремились легальные и нелегальные сотрудники зарубежных  спецслужб.

Предприятия, которые мы потеряли

Их привлекали наши предприятия, выпускавшие продукцию оборонного характера, двойного назначения, месторождения золота и алмазов. Можно сказать, что основные составляющие ракетостроения тогда производились  в Верхнекамье: значительную часть мирового инструментального тантала  и редкоземельные металлы выпускал Соликамский магниевый завод

Иностранные   разведки интересовал самый широкий комплекс вопросов:  от промышленности, сельского хозяйства, систем охраны предприятий, паспортизации населения до  сложившейся общественной политической ситуации на территориях,   регионах и тенденций ее развития и многое другое. Под эгидой научно-технического обмена, частного выезда, туризма, совместного бизнеса к нам ехали и офицеры спецслужб, без сомнения, действовавшие по заданию руководства военно-промышленного комплекса США, ЦРУ,  Североатлантического блока  НАТО. Действия этих разведок  успешно  увязывались с вопросами акционирования наших предприятий, вывода их из  государственной собственности, устранения с мирового рынка.

Поэтому совсем закономерно, что   в 90-е годы мы потеряли ряд крупных стратегически важных предприятий, в  том числе, «Уралалмаз», который стал частным предприятием с ориентацией на интересы иностранного государства.  Постепенно закрылись северные поселки, прекратилась добыча золота.

К сожалению, руководители Пермской области в те годы не придавали  значения этим вопросам или были не компетентны. Появились  совместные предприятия с участием иностранного капитала. Действовала Российско-американская фирма, которая занималась освоением  нефтяных месторождений в Чердынском, Соликамском, Красновишерском районах.  Мы установили, что в  составе предприятия  работали и кадровые разведчики. Их офис находился в Соликамске  на проспекте Ленина, 28.

Редкоземельная  коррупция

Происхождение многих состояний в России имеет полукриминальное прошлое. «Шоковая терапия» вела к параличу экономики, криминальной приватизации. Под видом  помощи в акционировании предприятий, хозяевами которых,  станут, якобы трудовые коллективы,  в процессе  приватизации были заняты  откровенные жулики. В Верхнекамье, как и в тогдашней России, создавалась материальная и духовная нищета, хаос государственности, экономики, сельского хозяйства, образования, медицины.  От нищеты на Запад бежали ученые, врачи, молодежь. Страна должна была стать сырьевым придатком Запада. Есть все основания считать, что правительство Ельцина консультировали американские советники, среди которых были и сотрудники ЦРУ – специалисты в области промышленного анализа.

В начале 90-х годов при губернаторе Пермского края Борисе Кузнецове, который в середине 80-х годов работал начальником Камского речного пароходства,  Камский речной флот был продан Германии. Долгое время по немецким рекам курсировали «Метеоры» и «Ракеты», ранее перевозившие жителей Верхнекамья. Пассажирский речной флот был уничтожен. Если говорить о том, как продавали речной флот, нужно вскрывать большой слой негодяев. Некоторые из них и сегодня находятся во власти.

Особо чистые редкоземельные металлы  контрабандно вывозились из страны в больших  объемах и к этому были причастны люди, которые до сих пор занимают важные посты в  органах власти и различных бизнес-структурах. Однажды к нам поступила информация, что с  Соликамского магниевого завода похищено  980 килограммов тантала. Удалось  установить, что  партии металла закономерно отгружались перед праздниками. Не буду вдаваться в подробности, но  вся воровская технология строилась на разнице в весе брутто и нетто. Титановая губка вывозилась под видом лопат. Под Череповцом  задержали вагон похищенной титановой губки. К уголовной ответственности был привлечен начальник таможни: он был осужден на шесть лет. Когда же встал вопрос о привлечении остальных фигурантов к уголовной  ответственности, выяснилось, что начинать надо с заместителя министра путей сообщения. Уголовное дело передали в МВД, где его  несколько раз  переквалифицировали на менее тяжкие преступления, а затем  и вовсе закрыли.

«Лесное дело» советской номенклатуры

 Мало кто знает, что в конце 80-х начале 90-х годов Соликамское подразделение КГБ проводило проверку по фактам  незаконной заготовки и  продажи леса. Работы по мелиорации  осуществляло Соликамское ПМК-16, которым   руководил  С. Пьянков. Оно занималось  осушением леса, проводило технологическую  вырубку леса под оросительные каналы. По отчету Пьянкова  таких каналов  было больше ста. Мы провели аэрофотосъемку  лесных площадей и выяснили, что количество оросительных каналов сильно завышено: вместо 100 их было 10.  В лесу работала неучтенная техника, лес нелегально вывозился и продавался в южные регионы. В Соликамск бандеролями поступали большие партии денег от «потребителей» ворованного леса. Так, посылки оценивались в 7-10 рублей, а в них находилось по 300-400 тысяч рублей.  Для сравнения: в  те годы автомобиль «Волга» стоил 7 тысяч рублей.  По этому «лесному» многотомному делу проходил депутат Верховного Совета СССР,  депутаты Пермской области, руководители советских и партийных органов.

 Всего было  выявлено более 300 фигурантов «лесного» дела. Уголовное дело было передано в МВД.  На рубеже распада СССР дело  закрыли, Пьянкова освободили. В его освобождении участвовали многие соликамские и областные руководители, имевшие отношение к этому делу и на тот период осуществлявшие властные полномочия.

 Немецкий разведчик в Соликамском вытрезвителе

В  ситуации, когда страна теряла былое величие,  слабела ее экономика и все больше технологически зависела от других,  она стала уязвимой для иностранных разведок.  Нередко  сами представители спецслужб забывали о порядочности и  вели себя  неуважительно по отношению к населению. Вспоминаю, что в  Соликамске в речном порту оборудование монтировали  немцы и  вне рабочего времени вели  себя они не очень корректно. Почему-то много пили шампанского и порой изрядно напивались.  В 1985  году,    9 Мая, около городской центральной гостиницы  по давней традиции собрались наши ветераны, чтобы колонной следовать  к «Мемориалу Победы».  В это время из окон гостиницы, где на третьем этаже жили немецкие строители,   на головы наших ветеранов   полетели  пустые бутылки из-под шампанского.

В чем-то немцев можно было понять:  материально они живут лучше наших ветеранов войны и технологии у них выше, раз приехали устанавливать свою аппаратуру, но в 1945 году их деды проиграли войну этим дедам, которые под их окнами собирались праздновать Победу. Наверное, под воздействием выпитого алкоголя чувство национальной  гордости было ущемлено, но бросать бутылки на головы старикам – нельзя.

 На пульт дежурного УВД по г. Соликамску поступил звонок. Дежурный не знал, что делать в данной ситуации, ведь  виновниками нарушения правопорядка стали иностранцы. Он позвонил мне, дежурному по Соликамскому  подразделению КГБ,  и поинтересовался  —  как поступить  в данной ситуации?

Я спросил его:

— Если бы наши граждане кидали из окон бутылки на головы людям, как бы он поступил?

— Послал бы наряд, составил протокол, задержал виновников преступления, особо пьяных  распорядился бы отправить в вытрезвитель.

— А что мешает поступить в данном случае? Они обычные  иностранные граждане, не имеют дипломатического иммунитета и на них распространяются наше законодательство.

Наряд милиции выехал,  составил протокол о хулиганстве,  задержал одного нетрезвого  немца, который ближе всех сидел к открытому окну, на сутки поместил  его в вытрезвитель.

Оказалось, что задержанный немец был кадровым офицером  немецкой разведки. Через 24 часа после выхода из вытрезвителя этот офицер выехал из Перми в Германию. По нашим данным, он сразу же  оказался под подозрением,  так как  в отношении его «в русском вытрезвителе могли быть предприняты вербовочные действия».  Попробуй, докажи обратное? Думаю, карьера его  в разведке на этом закончилась. После этого немецкие строители вели себя исключительно корректно: по городу передвигались группой, вели  трезвый образ жизни.

Владимир ВАСЕВ

Читайте также: