Записки контрразведчика: «Воры в законе» и спецслужбы

В 80-90-е годы  в разные периоды страной   руководили  Юрий Андропов и Михаил Горбачев: один начал перестройку другой ее закончил, к сожалению, не так, как задумывалось.  Но это было время реформ, поиска лучшей модели криминологии и профилактики преступлений. Именно тогда  в Соликамске для изоляции от общества и разработки лидеров криминального мира было создано исправительное учреждение особого режима —  единое помещение камерного типа «Белый лебедь». Время показало, что решение было правильным.

По лезвию бритвы

Я в тот период помимо контрразведывательной работы решал депутатские вопросы, был руководителем  комиссии Соликамской городской Думы  по соблюдению законности и защиты прав граждан.  Приходилось вести депутатский прием и в местах лишения свободы, в том числе, в  «Белом лебеде».  Сюда иногда водворяли «воров в законе» и других авторитетов  криминального мира. Привозили их со всего Советского Союза и Российской           Федерации. Это осложняло и без того напряженную оперативную обстановку города Соликамска. Обычно, если  в колонию поступал лидер криминального мира, то  его окружение  налаживало связи среди сотрудников  силовых структур и жителей города, имеющих отношение к колонии.  Каждый из  «воров  в законе» стремился  создать собственную  систему управления воровским сообществом и условия для поддержания своего социального статуса.  Малоизвестный факт: среди отбывавших наказание в колониях Соликамска   были и «племянники» героя Советского Союза Мелитона Кантария, водрузившего в 1945 году  знамя над рейхстагом, которого преступный мир использовал для решения своих преступных замыслов.  Известного человека Кантария  не обыскивали и не препятствовали свиданиям с «племянниками». Нашей задачей было выявлять ситуации и людей, которые могли бы нанести ущерб государственной безопасности. Поэтому со всеми криминальными авторитетами работали  кропотливо. Такую работу можно сравнить с хождением по лезвию бритвы. В начале 90-х годов мы потеряли сотрудника гос.безопасности –  подполковника Анатолия Витальевича Крестьянникова, а также была убита семья капитана Александра Сергеевича Картамышева в связи с его служебной деятельностью.

Через своих «помощников» авторитеты писали заявления о нарушениях законности в «Белом лебеде» и других ИТУ, описывали должностные преступления сотрудников колоний, представителей силовых структур. Мы получали информацию об убийствах известных людей в СССР, России и за рубежом. Были также получены данные, что организованной преступной группой, в которую входили сотрудники правоохранительных органов, готовится захват заложников детей в Ростове на Дону с последующим угоном самолета за границу. В колонии «Красный берег» отбывал наказание один из членов этой группы.  Информация    о готовящемся преступлении подтвердилась. Сообщили об этом в Ростов на Дону. Банду удалось нейтрализовать, ее участники получили реальные сроки наказания. Захват заложников был предотвращен.

 Захват заложницы

Нередко приходилось импровизировать в самых различных ситуациях. В  ИТУ № 17, в поселке Н.Мошево, Пермского края, где располагалась больница для осужденных, двое заключенных, больных туберкулезом,  приставив  заточку к горлу старшей медсестры,  захватили ее в заложницы, потребовали автоматы и вертолет.  О ЧП доложили в вышестоящие органы. Из областного центра сразу  вылетела группа  спецназа для освобождения заложницы. Начальник УЛИУ генерал Анатолий Михайлович Ябуров попросил меня задержать группу спецназа. Он опасался, что спецподразделение только спровоцирует массовые беспорядки среди осужденных. Такое уже было: в 1979  году в  колонии общего режима № 15  спецназ применил оружие и действия силовиков  вызвали бунт заключенных. Нам нужно было выиграть время и попытаться самим  разрешить ситуацию.

Я позвонил диспетчеру аэропорта, попросил ее под каким-нибудь благовидным  предлогом вертолет спецназа посадить в районе села Черное Соликамского района.  Оттуда спецназу до  колонии нужно было добираться около  40 минут. В это время главный врач больницы для осужденных Борис Гаврилович Антонов отправился  на «переговоры», и, выбрав удобный момент, когда его пациент отвлекся,  ударил того  поленом   по голове и освободил заложницу. Спецназ не понадобился.

 Побег

В 80-е годы в Усольском УЛИУ насчитывалось   23 колонии, в которых отбывали наказание порядка 23 тысяч осужденных. «Усольлаг» подчинялся только Москве.  Бардак и степень коррупции в системе лагерей были запредельны.  Фиксировались случаи  изготовления  служебных удостоверений для осужденных, которые использовались ими для криминальных целей.

Приведу вопиющий факт:  из колонии № 6, используя такое удостоверение, вышел киллер. На одной из разборок в Москве   его ранили в голову, он пролечился в институте Склифосовского, а затем вернулся в зону.

            Когда руководителем страны стал Юрий Владимирович Андропов, он, зная положение дел в структуре МВД, создал, так называемую, «третью линию» контрразведывательного обеспечения этого ведомства.  Поэтому, мы сотрудники  Соликамского подразделения КГБ, принимали непосредственное участие в расследование любого ЧП в системе исправительных лагерей. Кстати, сотрудниками  «Белого лебедя» были люди со старообрядческими корнями, подкупить которых  невозможно. Это в основном и учитывалось при создании  центра профилактики лидеров преступного мира ЕПКП «Белый лебедь».

Однажды мы получили информацию, что из одного таежного лагеря совершен  побег. Конечно, в самом факте побега не было ничего удивительного, ведь, как  только начиналась осень и становилось меньше комаров и мошкары,  побеги из мест лишения  свободы учащались. Но в данном случае сбежал член организованной бандитской группировки с оружием и этот факт требовал тщательного расследования.

 Условия побега

Заключенные   работали  в лесу, часовой уснул и некто  Круглов спокойно завладел его  автоматом. В течение длительного времени он готовил  в лесу схрон. Этому способствовали условия в колонии: начальник караула напивался,  случалось, осужденные на руках несли его в зону.  Мы вскрыли неуставные отношения между военнослужащими в этой воинской части. Положение молодых солдат было ужасным: старослужащие  издевались над ними. Доходило до того, что их подвешивали за ноги, лишали сна.  Поэтому, солдат,  выйдя из казармы, сразу уснул. Командира части сняли с должности, многие офицеры понесли наказание.

Сначала беглеца искала рота, потом батальон, бригада и дивизия. Все тщетно: беглец как в воду канул.  Мы  выяснили, что осужденный когда-то служил в армейском диверсионно-штурмовом подразделении и имел уникальные навыки выживания в экстремальных условиях. Входил в организованную преступную группу. Бандиты похищали людей, пытали их, занимались вымогательством. Впоследствии все члены этой группировки были осуждены к длительным срокам лишения свободы, а  кто-то к высшей мере наказания.  Так же установили, что в здесь же отбывал наказание секретарь одного из обкомов коммунистической партии Узбекской республики, осужденный по «хлопковому» делу.  Сбежавший Круглов и секретарь были хорошо знакомы друг с другом, жили на одной площадке по подъезду. Секретарь обещал ему финансовую поддержку в случае удачного побега и доведение информации о себе до влиятельных людей СССР, надеялся через знакомых в аппарате  ЦК КПСС решить вопрос о своем условно-досрочном освобождении. За хорошее поведение Круглов был переведен на бесконвойное содержание, свободно перемещался по поселку, был, что называется, на все руки мастером: колол дрова, чинил бытовую технику, латал крыши. Он легко шел на контакт с местными жителями, особенно с женщинами. Как выяснилось позже, любовница его и экипировала в побег и сама ушла с ним.

 Заложница —  любовница

Мы проверили связи Круглова,  беседовали  с осужденными, членами караула. Странное дело, постепенно мы пришли к выводу, что разговариваем с конвойными, которые не охраняли беглеца. Побег был совершен шесть дней назад. Администрация колонии скрыла  дату побега из-за боязни наказания. Видимо, рассчитывали найти беглеца своими силами.

Я побеседовал с одним криминальным авторитетом и попросил его оказать нам помощь. Оказавшись в изоляции, авторитеты иногда  легко шли на контакт и не считали зазорным помогать спецслужбам, поскольку были убеждены, что в КГБ уважительно относились к правам осужденных. Через некоторое время мне принесли схему, на которой был обозначен схрон,  подробно описаны контакты беглеца, маршрут его побега.

 В схроне Круглов  сидел больше двух недель. Он легко просчитал действия розыскников и, когда сняли оцепление,  ушел в тайгу.

Шел он по конкретному  адресу в Свердловскую область, оттуда рассчитывал перебраться в Узбекистан. Его и заложницу обнаружили 16 мая на одном из открытых перевалов Уральских гор.

Я увидел беглеца  с вертолета. Поняв, что его обнаружили, он бросил автомат и упал лицом вниз  на землю. Снайпер стрелять не стал. Захват Круглова был осуществлен благополучно.

Владимир ВАСЕВ

Читайте также: