Последний бой майора Куракина

За право проживать в своей квартире

Выживший в страшном бою в горах Чечни, в котором погибло большинство бойцов  Березниковского ОМОНа, чудом избежавший гибели от взрыва фугаса под г. Шали, ветеран МВД Владимир Алексеевич Куракин сегодня в любой момент может остаться без жилья, в котором прожил с семьей 13 лет.

Выстрел в сердце

29 марта 2000 года Березниковский ОМОН  подняли в 4 утра. Довели приказ двигаться в село Центорой Ножай-Юртовского района на «зачистку» села для выявления бандформирований.  У горной деревни Жани-Ведено, пришлось остановиться.  У «ЗИЛа», в котором ехал командир взвода, старший лейтенант милиции Владимир Куракин, перетерло шланг гидроусилителя руля. Водитель попросил  разрешения остановиться и устранить неисправность.  Все вышли из машины и согласно инструкции заняли вокруг машин и бронетранспортера круговую оборону. Командир  отряда Валентин Симонов с оператором Сергеем Собяниным пошли осматривать местность. Их внимание привлек небольшой садовый домик на краю дороги.

— Я  свой автомат поставил на борт машины. Потом вернулся за ним, — вспоминает события 16-летней давности командир взвода Владимир Куракин. Впереди меня шел Саша Зюзюкин.  Внезапно он стал валиться на бок. В горах  трудно дышать и с теми, кто еще не привык к горным условиям, нередко случаются обмороки. Я подумал –  с парнем произошел обморок. Он стал желтеть, закатывать глаза, я похлопал его по щекам, расстегнул одежду, чтобы ему легче дышалось, и на груди, у сердца, увидел маленькую кровоточащую ранку.  Саша умер у меня на руках. Стрелял  снайпер, вероятно, из мелкокалиберной биатлонной  винтовки с оптическим прицелом.

 Почти одновременно началась стрельба у садового домика. Выстрелом в голову был убит командир отряда. Оператор бросил камеру и взял автомат. Камера упала на землю и 50 минут, пока не кончилась батарея, снимала траву и записывала звуки боя…

Ловушка коммерческого  найма

…После командировки 2000 года             Куракин  не ушел из ОМОНа, хотя  некоторые бойцы подали рапорты на увольнение. Этих людей он ни разу не осудил.  У каждого своя дорога, а путь Куракина – служба в милиции. Однажды выбрав ее, он не сходил с  этой дороги. Владимир Алексеевич любил свою работу. Подрастали двое сыновей. Одно омрачало службу: до дома,  в село Половодово Соликамского района, после работы приходилось добираться несколько часов. Поскольку служба могла заканчиваться и ночью, то нередко приходилось и ночевать в казарме ОМОНа. В 2003 году  старшему лейтенанту милиции Владимиру Куракину,  награжденному  Орденом Мужества за   бой у Жани-Ведено (высокие награды были присвоены  всем погибшим и оставшимся в живых), городская  администрация предоставила квартиру: по ходатайству начальника УВД г. Березники Анатолия Муфеля   с ним был заключен контракт на предоставление жилья на условиях коммерческого найма сроком на один год. Контракт  подписал глава городской администрации Игорь Папков. Один из пунктов этого документа формулировался так: «по истечению сроков контракта и выполнении условий контракта администрация города выделяет гр. Куракину В.А. жилую площадь по этому же адресу по договору найма».  Кстати, жилищные проблемы погибших омоновцев были решены в первые годы после трагедии.

13 лет назад он бы и не подумал, что формулировка договора  отравит ему и его семье жизнь.  В 2003 году никто не сомневался, что в пункте этого контракта говорится  о переводе квартиры в социальный найм. Уверен был в этом и начальник Березниковского  УВД Анатолий Муфель. Тем более, что существовавшая на том момент юридическая практика, подразумевала возможность  перевода жилья в социальный найм. Куракин продолжал добросовестно  выполнять свой милицейский долг перед городом и страной, выезжал в командировки  в Чечню и Дагестан, два раза был ранен, контужен.  За это время жилищный договор  с ним неоднократно продлевался  на условиях коммерческого найма.

— Я в реальности в Чечне наблюдал, как командир отряда ОМОН Куракин руководил своим подразделением, — рассказывает Анатолий Муфель.  Вспоминаю, как   поступила оперативная  информация о близком нахождении боевиков. Куракин действовал решительно и грамотно. Своим авторитетом он смог подчинить себе сотрудников,  многие из которых были старше его по возрасту. И, когда я подписывал наградные документы на  Куракина, я ни тогда, ни сегодня нисколько не сомневался и не сомневаюсь в порядочности этого офицера. Он один из тех, кто готов к самопожертовованию.

Из служебной характеристики

В условиях чрезвычайного положения, при вооруженных конфликтах,  майор Куракин зарекомендовал себя как профессиональный грамотный сотрудник. Трижды был командиром сводного отряда ОМОН, руководил  боевыми действиями на территории Чечни. В сложной ситуации проявлял решительность, смелость в сочетании с выдержкой и хладнокровием, при необходимости умел принимать самостоятельные решения.

За образцовое исполнение служебного долга в зоне проведения контртеррористической операции награжден:  «Орденом Мужества», медалями: «За заслуги перед Отечеством» (II степени), «За отличие в охране общественного порядка», «За ратную доблесть»,  «За доблесть в службе», «За отличие в службе», «За боевое содружество»,  «200 лет МВД России». За добросовестное исполнение служебных обязанностей за период службы в органах внутренних дел имеет более 40 поощрений.

Сергей Норин,

командир Березниковского ОМОНа, полковник полиции

— Конечно, обидно наблюдать ситуацию с майором Куракиным, — говорит Сергей Геннадьевич.  Сотрудники ОМОНа выполняют боевые задачи в командировках с риском для жизни, месяцами не видят детей, семьи,  получают ранения, увечья, теряют здоровье. И, когда приходит время пенсии, они выходят на заслуженный отдых                                                                       с болячками, порой не имея собственного жилья.

Время шло, менялось жилищное законодательство. Те, кто имел квартиры по условиям коммерческого  найма, давно перевели жилье в  статус социального найма.

Исключительная компетенция администрации

Временами семья Куракиных делала попытки перевести жилье в  статус социального, но сотрудники  городской администрации каждый раз   или хранили молчание,  или говорили: «живите спокойно,  никто  вас из квартиры не выгоняет».   В 2008 году заместитель главы администрации Виктора Агеев, к которому они пришли на прием, попросил собрать документы для изменения статуса жилья, но на этом все и закончилось. Куракин верил, что формулировка в договоре не может лишить его семью единственного жилья. В 2015 году по достижению предельного возраста он был направлен на  военно-врачебную комиссию, которая не разрешила продолжать службу и  по состояния здоровья вывела  Владимира Алексеевича  на пенсию. В это же время плата за жилье по коммерческому  найму, как ему объяснили в муниципалитете,  увеличилась в 10 раз и сотрудники администрации посоветовали Куракину расторгнуть договор и оформить  документы на квартиру со статусом служебного жилья на супругу Светлану Яковлевну. Резон перезаключать договор был таков, что при его пенсии  в 19 тысяч рублей  общие расходы за квартиру по возросшему коммерческому найму и за коммунальные услуги составили бы  порядка 10 тысяч рублей. Причем, выяснилось, что он, пенсионер, уже не имеет права на служебное жилье, а только работающая жена. И как только он  написал заявление о расторжении договора и о переоформлении его на супругу, то  уже через месяц квартира  с формулировкой  («спорное помещение») была включена в муниципальный специализированный фонд в качестве служебного жилья. Оттуда   даже полный кавалер Орденов мужества не сможет достать ее. Исключить жилое помещение из специализированного жилищного фонда можно только на основании решения органа, осуществляющего управление муниципальным жилищным фондом, т.е. городской администрацией. Изменение статуса жилья  (из служебного в социальный найм) относится к исключительной компетенции администрации и является ее правом, а не обязанностью. С этого момента майор потерял право на жилье. Потеряет его и Светлана Яковлевна, которая  находится в пенсионном возрасте и по  завершению работы должна будет освободить квартиру.  В ней они прожили 13 лет, воспитали двух сыновей Антона и Илью.  Илья тоже стал офицером ОМОНА и уже четыре  раза выезжал в командировки  на  Северный Кавказ…

Что человек чувствует во время боя?

…От мысли быть убитым пропадает  речь, организм перестает вырабатывать слюну.  Некоторые впадают в панику, прострацию. Для Куракина шок длился секунды.  Потом прошел. Он стал соображать, пытался координировать работу своей пятерки. Просил не тратить напрасно боеприпасы, стрелять только по видимым целям. Еще была надежда, что боевики, постреляв для отчета на камеру для зарубежных спонсоров, уйдут. Так уже было. Но огонь усиливался. Впоследствии выяснилось, что  отряд ваххабитов под командование араба  Абу-Кутейба, правой руки Хаттаба, насчитывал 300 человек.  Ваххабиты готовились к захвату Ведено, родного села Басаева, которому хотели «подарить» селение на его день рождения.

Вскоре к месту боя подошли боевики с  гранатометами, снайперы, заработали пулеметы. Упавшая на землю камера убитого Собянина бесстрастно записывала нарастающую интенсивность огня и переговоры еще живых бойцов ОМОНа. По рации омоновцы  вызвали штаб,  чтобы сориентировать вертолеты.  В радиосвязь вмешались  боевики: они хохотали, кричали  «давай, давай, визивай, молодэц!». Связь была незащищенной. Боевики, имея сканирующие средства связи, легко перехватывали переговоры. Потом включили  радиопомехи.  «Вертушки» прилетели.   Штурмовка  вертолетов была неэффективной. Одна ракета даже  попала в милиционеров. Чудом никого не убило, их  отшвырнуло взрывной волной, контузило, присыпало землей. ..

Ни помощи, ни защиты

… — Если бы я прогуливал, халатно относился к работе, я  бы еще мог понять, что не имею права на жилье, в котором прожил 13 лет. Я даже подумать не мог, что, проживая в  квартире, пусть и по коммерческому найму, нужно  еще писать заявление о постановке в очередь на получение жилья. Да, мне об это ни разу не говорили,  — искренне недоумевает ныне пенсионер МВД, майор в отставке Владимир Куракин и продолжает верить в справедливость со стороны государства.

Майор Куракин 18 лет прослужил в ОМОНе, семь раз был в служебных командировках на территории Северо-Кавказского региона – в общей сложности 30 месяцев.

В сентябре 2004 года в поселке  Агишты Шалинского района во время обстрела получил  ранение в ногу.

 Около селения Шали их машина подорвалась на  фугасе. Судьба его сохранила и в этот раз: за секунду до взрыва с панели автомобиля упала папка с документами.  Куракин нагнулся, чтобы ее поднять, и в это время произошел  взрыв. Основная масса поражающих осколков прошла вверх, через спинку сиденья Куракина.  Последствия взрыва – тяжелейшая баротравма.

Результатом  командировок на Северный Кавказ стало подорванное здоровье: три позвоночные грыжи, плохое зрение, частичная потеря слуха, сильные суставные боли, а также психологические травмы. Здоровье, лучшие годы жизни были отданы защите  государства.

Ему, действительно и в голову не могло прийти, что он честный полицейский  в один прекрасный день может оказаться бездомным майором.  В процессе борьбы за перевод квартиры из коммерческого найма в социальный, он  проиграл все суды: первой и второй инстанции.  Суд решил, что истец Куракин В.А. на учете в качестве нуждающегося в жилплощади не состоял и не состоит, законных оснований для удовлетворения его требований о заключении с ним договора социального найма нет. В иске следует отказать.

В обращении к главе города Андрею Мотовилову в 2008 году, в котором супруга Куракина Светлана Яковлевна, учитель с большим педагогическим стажем, просила рассмотреть вопрос о заключении с ними договора о социальном найме,  написала: «когда омоновцы гибнут, им воздают почести, а перед  живыми возводят огромное количество бюрократических преград».

Ответом на обращение был отказ: нет заявления Куракина о постановке на учет в качестве нуждающегося. На самом деле такое заявление было.   В 2003 году Куракин писал такое заявление. В контракте так и записано: «На основании личного заявления». Заявление найти не могут. Но это уже не его вина. Хотя могли бы подсказать, проконсультировать, что можно сделать в его ситуации? Согласно Уставу города, его граждане имеют право обращаться в органы местного самоуправления и к их должностным лицам с заявлениями, в том числе, содержащими требования об оказании помощи и защиты. Ни помощи, ни защиты Куракин не получил…

Как погиб взвод

… Колонна, спешившая на выручку, не смогла пробиться к своим.  Уже раздавались выстрелы со стороны подходившей колонны.  Куракин и бойцы услышали  шум от работы двигателя   бронетранспортера, встали, чтобы обозначить себя и проводить машину, как вдруг увидели группу боевиков, которые бежали за техникой — БТР  был захвачен. Колонна отступила.  После ее отхода огонь сразу стал плотнее.  Когда боевики засекли место, из которого стрелял Куракин, они   открыли сильный ответный огонь. Уже несколько пуль впились в землю рядом с ним. Закончились патроны. Он вытащил из гранат предохранители,  навалился на них всем телом, помолился,  и стал ждать прихода боевиков.

— Резать себя  не дам, — пронеслось в голове.  Шею туго перетянул ремешок от фотоаппарата, подаренный женой. Он напомнил, что в Березниках осталась семья и нужно еще попытаться  помочь тем, кто остался на высоте. В кармане лежали письма с родины, которые он не успел прочитать.  Куракин перекатился к бровке, вытолкнул гранаты и  вместе с оставшимися в живых омоновцами пополз к высотке.

Бой подходил к концу. В 14 часов 40 минут Куракин последний раз вышел на связь со штабом. Кольцо окружения сомкнулось вокруг погибающего взвода. Боеприпасы кончались. Слышны были гортанные крики боевиков, которые давно поняли, что у противника заканчиваются  патроны. Некоторые из них, побросав автоматы, вытащили ножи  и с криками «Аллах Акбар!» шли добивать раненных …

Если майор проиграет этот бой…

… В одиночку этот последний   бой  за свое жилье майору Куракину не выиграть.  Нужна добрая воля городской администрации, может быть, помощь прокуратуры, ветеранских организаций, представителя Президента, общественного движения  «Народный Фронт «За Россию». Как  написал юрист администрации в отзыве на апелляцию, «изменение статуса жилья относится к исключительной компетенции администрации и является его правом, а не обязанностью».

Если майор Куракин проиграет этот последний бой с властью – мы все проиграем.  Станет ясно, что  судьба мужественного человека, награжденного Орденом Мужества, по сути, безразлична власти и обществу. Одно дело официозно скорбеть и произносить проникновенные речи на  похоронах и годовщинах гибели бойцов Березниковского  ОМОНа, благодарить живых и павших милиционеров за то, что  защитили от терроризма  Россию. В 2000 году, разговаривая с первым заместителем министра МВД генерал-полковником  Валерием Федоровым об обстоятельствах гибели ОМОНа,  я услышал от него фразу:

— Воюя с чеченскими экстремистами, мы защищаем и Москву, и Березники, и Вену, и Нью-Йорк.

Другое дело — реально помочь людям,  ставшими жертвами бюрократических  надуманных препон. Власть в силах  помочь Куракину, ведь изменение статуса жилья относится к исключительной компетенции администрации, а  она может и не заметить беды  ветерана МВД и со временем его семья лишится  квартиры. Но  репутационные потери власти от такой «победы» будут необратимы.  Зачем она нужна, если не может защитить даже героя, который  защищал и нас, и власть? Пока же надежды майора остаться с жильем тают, как мартовский снег  на склонах чеченских гор.

После боя  под селением Джани-Ведено, где он потерял своих друзей и коллег, ему было сложно выйти из психологического шока, но он преодолел этот барьер: нужно было служить, защищать страну от терроризма. Сегодня же, проиграв все суды за свое жилье, и оставшись наедине со своей бедой, он не знает, что предпринять в этом последнем бою…

Владимир ПОТЕХИН

Обратная связь

Нам очень важно знать мнение читателей газеты.

Как можно юридически, используя законные средства, общественные  и властные институты,  помочь  майору Куракину? Что следует ему предпринять, как защитить семью,  чтобы со временем не стать бездомным ветераном МВД?

Наши контакты: 26-26-80, 8-919-707-22-00

Е-mail – gazeta.navolne@yandex.ru

Сайт – www.navolne59.ru

vk.com/gazeta_navolne

«Сотрудник, имеющий стаж службы в органах внутренних дел не менее 10 лет в календарном исчислении, имеет право на единовременную социальную выплату для приобретения или строительства жилого помещения один раз за весь период государственной службы, в том числе  службы в органах внутренних дел».
Федеральный закон от 19 июля 2011 г. N 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

По решению руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, руководителя иного федерального органа исполнительной власти, в котором проходят службу сотрудники, жилое помещение, приобретенное (построенное) за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета, может быть предоставлено в собственность следующим лицам, имеющим право на единовременную социальную выплату в соответствии с частью 2 статьи 4 настоящего Федерального закона:

 инвалидам I и II групп, инвалидность которых наступила вследствие увечья или иного повреждения здоровья, полученных в связи с выполнением служебных обязанностей, либо вследствие заболевания, полученного в период прохождения службы в органах внутренних дел.

Федеральный закон от 19 июля 2011 г. N 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

Куракины Светлана Яковлевна, Владимир Алексеевич, сын Илья


Комментарии для сайта Cackle

Читайте также: