Ты должен быть сильным, иначе, зачем тебе быть…

Записки адвоката

Ты должен быть сильным, иначе, зачем тебе быть…

Размышления о том, как защищать себя и своих близких в опасной ситуации

 В заголовок этой публикации вынесена строчка из песни Виктора Цоя. Этот человек мог ставить вопрос ребром, призывал называть вещи своими именами. В российской судебной практике чёрные и белые цвета размыты до пестрых противоречивых оттенков.

 Вставка: Уголовный кодекс РФ. Статья 37. Необходимая оборона

  1. Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.
  2. Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.

 Немного кино

Молодой математик Дэвид Самнер, решив спокойно поработать вдали от своего колледжа, переселился с женой Эми в сельский уголок на побережье Англии. Однако надежды на спокойную уединенную жизнь оказались напрасными. Местные хулиганы, с которыми Дэвид поначалу пытался договориться, начав с мелких пакостей, закончили изнасилованием его жены. Тогда, осознав, что добрыми намерениями негодяев не остановить, интеллигентный математик взял в руки оружие. И пошла борьба насмерть! Это сюжет классического американского фильма 1971 года «Соломенные псы» с Дастином Хофманом. Римейк его вышел в 2011 году. Ну, это у них, там, но, был классический пример и в советском кинематографе – «Средь бела дня» (1982) с Валерием Золотухиным.  Беззаботный летний «пикник на обочине» обернулся для его участников трагедией: защищая от хулиганов свою семью, рабочий Мухин убивает пьяного подростка. Теперь примерного семьянина, порядочного, честного человека, ставшего убийцей, будут судить. Адвокат намерен доказать непреднамеренность совершенного убийства, но помогут ли его аргументы полностью оправдать подсудимого? Где поставить запятую в словосочетании «Казнить нельзя помиловать»?

Защита – это не нападение, или…?

Оставив главнейшее искусство, которым для нас является кино, перейдём к реальности березниковской. Адвокат с  30-летним стажем Сергей Васильевич Баров размышляет и констатирует факты:

В существующей судебной практике есть противоречия, они как болезни роста, потому что нынешняя российская капиталистическая система правосудия выросла из советской социалистической. Одно из таких противоречий в том, что по закону человек имеет право защищать себя, свои интересы, имущество  и близких, освобождаясь от уголовной ответственности. Он находится в границах обороны и действует в её пределах. И даже превышение таких пределов является не освобождающим, но существенным смягчающим фактором. Но и в советское и в нынешнее время эта статья практически не работает. Приехали правоохранители на место происшествия. Увидели пострадавших, возможно убитого(-их), а кто защищался, не разбираются – «победителя» под стражу в кандалы! А кто жертва? Мужчина, защитивший свою семью или люди, вломившиеся к нему в дом? Свежие резонансные примеры из центральных СМИ: крестьянин-армянин защитил свой надел на Северном Кавказе, в Краснодарском крае русский отбивался от лихих подонков, проникших в его дом, попавшимися под руку кухонными ножами. Были пострадавшие и пока разбирались, обвиняемым пришлось посидеть под следствием, практически в тюрьме за то, что защищались.

А кто жертва?       

Сергей Васильевич приводит пример из своей практики:

Вечером один человек подвозит другого, останавливается. Вдруг из соседней машины появляются два молодых парня с битами и начинают крушить автомобиль, призывая пассажира выйти. Добившись этого, начинается избиение. Избитый пассажир в отчаянии достаёт обрез охотничьего ружья и делает один выстрел дробью, убивая одного нападавшего. Убитому – 23 года, «стрелку» — 28. Оказывается, что подобные нападения и избиения случались неоднократно. Этот эпизод стал точкой в «адьюльтере». Убитый был отцом ребёнка и «бывшим», а  обвиняемый – «новым и перспективным». Молодая женщина, судя по распечатке сотового оператора, поровну звонила обоим.

Это у глухарей на токовище смысл биться грудью на крови. У людей есть закон. Это было умышленным убийством? Хотел ли «стрелок» убивать заранее? Одним патроном, снайпер, что-ли? А может он хотел защититься от безысходности, от угрозы своему существованию? В таких случаях правоохранители говорят железобетонную фразу: «А почему вы, не позвонили в полицию?». А если нападение происходит внезапно? Подсудимому отмерили 9 лет и внушительную сумму возмещения морального вреда родственникам потерпевшего. На приговор повлияло орудие убийства (защиты) – обрез. Его хранение уже уголовно наказуемо.

А стоит ли вам звонить?

Мы часто в последнее время посмеиваемся над американцами и европейцами. И туповатые они, и гейоватые… А ведь их правоохранительную модель нам догонять и догонять. Там есть, например, доступная система залогов, которая позволяет не томится в КПЗ пока разбираются. Там не только таким как госпожа Васильева в России доступна возможность не полировать нары.

Сергей Васильевич Баров:

Сложившаяся  судебная практика лишает человека права на самостоятельную защиту. Человек, находящийся в состоянии обороны уязвим юридически, у нас нет права защищаться практически, а вдруг покалечим лиходеев. В данной ситуации возникает абсурдный совет – будьте потерпевшими, звоните в полицию, ждите помощи, а если вы хотите быть сильным, то не БОЙТЕСЬ, защищайте себя любыми средствами,  но будьте готовы к жёстким  разбирательствам в суде.

Подготовил Анатолий ПАВЛОВ

 


Комментарии для сайта Cackle

Читайте также: