Академик Валерий Черешнев: «В ближайшие годы человечество победит рак»

Верхнекамье — Родина известных в России и за рубежом врачей, экономистов, ученых, политиков.  Среди них — депутат Государственной Думы,  председатель Комитета по науке и наукоемким технологиям, академик Российской академии наук, Академии медицинских наук, директор Института иммунологии и физиологии УРо РАН (г. Екатеринбург), «Почетный гражданин Пермской и Свердловской областей», президент Российского научного общества иммунологии Валерий Александрович Черешнев. С нашим краем Валерия Александровича  связывают давние отношения: здесь работали его родители, в Соликамске прошло  детство. Недавно он был приглашен на празднование юбилея Соликамской школы № 1, которую  окончил с золотой медалью в 1962 году. Во время празднования юбилея нам удалось взять эксклюзивное интервью у Валерия Черешнева.

 «Ничего дороже мозгов, разума нет»

— Валерий Александрович,  мировая наука развивается очень динамично. Сегодня передовые страны уже находятся в шестом технологическом укладе (основные отрасли – нано — и биотехнологии, наноэлектроника, молекулярная, клеточная и ядерная технологии), а Россия еще и в пятый  уклад (генная инженерия, программное обеспечение, освоение космического пространства), толком не вошла. Каковы перспективы развития российской науки на ближайшие 10-15 лет?

—  Мы —  на  этапе реформирования.   Действительно, где-то на 60 процентов по технологическому развитию находимся в пятом  технологическом укладе. Шестой уклад – это нанотехнологии, в нем мы на 10 процентов. Развитые страны в шестом укладе  на 30  процентов. Закончится развитие уклада совершенствованием робототехники, роботостанков. Наука расширяет свои горизонты, мы дошли до возможности вносить исправления в генетические дефекты. Можем трансплантировать выращенные человеческие  ткани.

— Вы имеете ввиду клонирование?

— Вовсе нет. К примеру, берутся клетки от  здоровой печени человека и выращивается новая печень. За рубежом уже выращены гортань, легкие.

— Значит,  «черный бизнес»  на донорских  органах людей должен уйти в прошлое?

— Совершенно верно. Из одной клетки всегда можно вырастить «родной орган», который не будет отторгаться организмом.  Сегодня в развитых странах с момента рождения человека создается банк его клеток, взятых  из пуповинной и крови.

— Почему именно оттуда?

— Потому что стволовые клетки, лейкоциты, эритроциты легко добыть из пуповинной и крови.

—  По силам ли нашей науке совершать такие открытия?

— Безусловно, по силам, ведь многие открытия сделаны впервые нашими учеными: те же стволовые клетки открыты в начале прошлого века в Петербурге профессором Военно-медицинской Академии Александром Александровичем Максимовым. Ученые у нас есть, академия наук функционирует, но  из-за введения  санкций труднее стало с реактивами, электроникой, оборудованием, стареет парк  научного оборудования. Большая часть компонентов из электроники  — западные.  У нас до сих пор нет своего производства компьютеров, сотовых телефонов

— Может, нам пойти по китайскому пути: с помощью  промышленного шпионажа  украсть  или купить технологии и совершенствовать их?

— Мало приобрести технологии, нужно на их основе  наладить производство. У нас более трех тысяч компонентов электроники используют детали с применением редкоземельных элементов.

В Силиконовой долине работает около 50 процентов российских ученых – остальные иностранцы. Нет специалистов. На подготовку высококвалифицированного ученого нужно 20 лет.  Американцы посчитали, что обучение школьника в средней школе государству обходится в один миллион долларов

Ничего дороже мозгов, разума нет. Это самый дорогой ресурс. Поэтому американцы запустили свой мощный  грантовый «пылесос»  и со всего мира собирают лучшие умы. Французы, немцы  жалуются, что их молодые ученые уезжают в США. С первых школьных олимпиад талантливые школьники уже  на учете в США. Выиграл олимпиаду – езжай в США. Тем самым им говорят — привыкай к нашему образу жизни.

Как вернуть роль лидера в науке

— Президент ставит задачу: научно-техническую политику приравнять к стратегии национальной безопасности, но мы по-прежнему далеки от ее реализации?

— Дело в том, что финансирование науки мы проводим в основном за счет государственного бюджета. А на Западе 50 процентов финансирования дает  государство, другую половину — бизнес. Там предприниматели стоят в очередь, чтобы финансировать науку.

— Почему? У нас крупные предприятия, как от чумы шарахаются от непрямых производственных затрат, считая, что финансировать науку – значит выбрасывать деньги на ветер?

— На Западе, как только  объявляют, что  предприятие финансирует науку, оно приобретает совершенно иной имидж: значит,  оно полностью по всем каналам проверено, не имеет никаких левых схем и проблем с законом. Главное, в этом случае государство  предприятию предоставляет массу преференций.

На наших   заседаниях Академии наук, в Государственной Думе мы доказываем, что инновационная составляющая  в науке должна быть не менее 30 процентов. Нам отвечают: много – нет средств.

— Почему Россия утратила роль международного лидера в научных исследованиях? При каких условиях она может вернуть лидерские позиции?

— За прошедшие два десятилетия почти наполовину сократилась численность научных работников, научных организаций. Мы практически лишились мощнейшей в мире отраслевой науки. Гордость мировой науки – наша академия наук сегодня в результате реформ оказалась без научных организаций. Социальная беззащитность ученого, устаревшее оборудование, снижение качества подготовки специалистов – это далеко не полный перечень причин, способствовавших утечке мозгов из России. Если к этому добавить отсутствие реальных масштабных государственных проектов, подобных атомному, космическому, отсутствие спроса у производственного сектора на результаты научно-технической деятельности, то ответ будет очевиден.

Можно ли изменить ситуацию? Я считаю, что не только можно, но и необходимо: только мощный научный и научно-технологический потенциал решит задачи социального, экономического развития, обеспечит независимость и безопасность страны. В первую очередь должна быть политическая воля и реальные действия по развитию нашей науки с учетом многовекового отечественного опыта.

В ближайшие годы рак будет побежден

 — За последние годы в России узнали о различных вирусных заболеваниях: свиной, птичий гриппы, лихорадка ЗИКА. И каждый раз аптеки не готовы к вирусам. Может оттого, что они, как компьютерные вирусы, специально разрабатываются в биолабораториях?

 — Я далек от мысли, что кто-то «разрабатывает вирусы». Наличие или отсутствие в аптеках тех либо иных лекарств объясняется состоянием отечественной фармпромышленности. А состояние весьма не радужное. Мы практически находимся в полной зависимости от зарубежных поставок. Даже, если наши ученые разработают самую современную вакцину, то ее клинические испытания, прохождение всех стадий экспертной оценки до рынка требуют не только времени, но и средств, которых и у ученого, и у разработчика, как правило, нет. К сожалению, наш «фармпотенциал» за эти годы во многом разрушен, а восстановление  идет слишком медленно.

—  Может ли человечество победить рак в ближайшие 10-15 лет?

 — У меня есть уверенность, что в ближайшие годы человечество победит рак. Во всем мире общепризнанной стала вирусно-генетическая теория происхождения злокачественных опухолей российского академика Льва Александровича Зильбера, теория, которую он сформулировал в середине 60-х годов прошлого века и в наших научно-исследовательских институтах, вузах, клиниках работает очень много светлых голов, которые уже вносят и обязательно внесут свой решающий вклад в дело борьбы с этими опасными болезнями.

Беседовал  Владимир Потехин

 

chereshnev-450


Комментарии для сайта Cackle

Читайте также: